Антон Досыбиев

Блог о копирайтинге, редактуре, журналистике, вёрстке и книгах.

Гид по писательским блокам, часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 7: сделайте это завтра


Сегодня поделюсь короткими советами, которые помогают мне организовать время и не позволить перфекционизму всё испоганить.

Прибавьте 30%

Сначала давайте примем такой факт: ружьё всегда заряжено. Это знают ребята, которые имеют дело с оружием. Они не направляют его на людей и на себя, не нажимают на курок, даже если знают, что обойма от пистолета лежит в кармане. В любой ситуации по умолчанию считать, что ружьё заряжено — это железобетонное правило. Оно спасает жизни.

А ещё оно спасает проекты. Вы должны по умолчанию считать, что что-то пойдёт не так. У вас сгорит компьютер, файл внезапно закроется и не сохранится, вы свалитесь с температурой, на электростанции случится авария. От прокрастинации и ступора тоже никто не застрахован.

Помня, что ружьё заряжено, посчитайте, сколько времени вам нужно, чтобы написать текст, а потом прибавьте к этому сроку ещё 30%.

  • Если вы думаете, что подготовите пост для соцсетей за 60 минут, заложите на него 80 минут.
  • Если думаете, что соберёте информацию за 5 часов, приготовьтесь потратить 6,5 часов.
  • Если вы думаете, что напишете статью за 48 часов, заложите на работу 62 часа.

Перфекционист планирует впритык, считая, что работа пойдёт гладко. Трезвый автор позволяет себе и миру вокруг быть неидеальными

Отступите от плана

Ещё один итог успешной борьбы с перфекционизмом — не зацикливаться на картине идеального результата, которую вы рисуете в голове перед тем как приступить к работе.

Допустим, вы собираетесь написать обзор книжных новинок «Что почитать на пляже этим летом». Вы приступаете к работе в понедельник и рассчитываете выпустить статью в блоге ровно через неделю.

Первые пару дней вы собираете информацию, потом составляете списки, пишете заметки и черновики. В процессе выясняется, что вы хотите рассказать о 20 книгах: они все достойны внимания, и вы не представляете как сократить список, чтобы уложиться в срок, к которому вы и так прибавили 30%.

Выдыхайте. Не надо ничего сокращать и жертвовать качеством. Разбейте статью на две части: расскажите о десяти книгах в первом материале и выпустите его в понедельник, как планировали. Потом приступайте ко второй части, работайте в том же ритме и публикуйте ещё одну статью через неделю.

«Напишите две статьи вместо одного лонгрида», — советует Антон в восьмой части материала о прокрастинации

Считайте помидоры

Вы наверняка знакомы с помидорной техникой. На всякий случай напомню коротко: ставите таймер на 25 минут, работаете без остановки, потом отдыхаете 5 минут, потом ещё 25 минут работаете, опять прерываетесь на 5 минут. После четырёх подходов по 25 минут устраиваете большую 20-минутную перемену — и повторяете всё с начала.

Не буду расписывать преимущества метода, в интернете и так полно информации. Скажу только, что у техники есть две фишки: одна помогает по-новому оценить время, а другая мотивирует концентрироваться.

Чтобы по-новому оценить время, которое вы тратите на задачи, полезно считать не часы и дни, а помидоры.

Написать пост в Фейсбук
Провести интервью с экспертом
Написать черновик статьи в блог
Подобрать иллюстрации к статье

Ваши помидоры могут содержать полчаса или 20 минут: зная, сколько помидоров в рабочем дне, и сколько помидоров вам требуется, чтобы выполнить задачу, вы легко составите реалистичный план на день. Вам даже не понадобится пресловутая сортировка задач на важные и срочные: всё равно весь список на день должен быть сделан, ведь он основан на реалистичном подсчёте. В сочетании с принципом «сделать завтра», о котором я рассказывал в предыдущей статье, подход творит чудеса.

Чтобы ещё больше мотивировать себя не отвлекаться, я советую установить приложение «Форест» на Айфон или на Андроид. Пока тикает таймер, в смартфоне растёт дерево. Если прервётесь, дерево погибает.

К концу рабочего дня, если сохранять дисциплину, вырастает лесок

Фишка работает, потому что нас поощряет дофаминовая система: мы получаем регулярные награды за краткосрочные отрезки, во время которых не отрываемся от работы. В итоге мозгу нравится концентрироваться: он знает, что его ждёт конфетка за послушность.

По этой же причине в предыдущих статьях я призывал вас награждать себя за саму попытку поработать, даже если она не принесла фантастических результатов.

В первоначальном плане я наметил семь статей о продуктивности, но сразу же дал себе право отступить от идеала: если что-то вспомню, напишу ещё. Если бы я пытался запихнуть мысли о перфекционизме и тайм-менеджменте в пару статей, они бы растянулись, я бы замучился сокращать, работа заняла бы больше времени, я бы выбился из графика и ругал себя за плохое планирование.

Парадокс: отступив от плана, я написал больше статей, но сэкономил кучу энергии

Гид по писательским блокам, часть 7: сделайте это завтра

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 6: философия тайм-менеджмента


В прошлой статье мы разбирались с философией тайм-менеджмента, а теперь перейдём к практике. Без прелюдии.

Сделайте это завтра

Книга «Сделай это завтра»

стоит 650 рублей в издательстве «Поле»

Так называется книга Майка Форстера, которая последние года три спасает меня от большинства авралов. Чтобы понять принцип «сделать завтра», вспомним что учёные говорят о работе человеческого мозга в плане принятия решений.

Считается, что мы используем два «мозга»: реактивный и рациональный. Реактивный заставляет принимать моментальные решения: махнуть рукой, чтобы отогнать комара, увернуться от мяча на детской площадке. Рациональный помогает обдумать ситуацию прежде чем действовать.

В работе мы часто используем реактивный мозг, а он мешает принимать взвешенные решения. Коллега присылает ссылку на черновик статьи и просит покритиковать — мы реактивно открываем документ и начинаем читать. Заказчик пишет, что нужен отчёт — и мы бросаем дела, чтобы собрать презентацию. Такие задачи размывают фокус.

Бывает, что мы весь день что-то делаем, стараемся, а список задач только растёт. Пыхтели, пыхтели, а вечером видим, что ещё куча всего несделанного. Это угнетает.

Форстер предлагает более рациональный подход — повесить замок на сегодняшний список дел, а всё остальное отправлять в буфер.

Вот как это работает. В конце дня составляем список дел на завтра и подводим под списком жирную черту — всё, список закрыт, в него больше ничего не поместится. На списке замок, ключ в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц уехал в отпуск и отключил телефон.

  • Когда коллега присылает ссылку на статью, вы делаете вот так:
  • ¯\_(ツ)_/¯
  • И записываете в буфер: «Посмотреть ссылку».
  • Когда заказчик просит отчёт, вы делаете вот так:
  • ¯\_(ツ)_/¯
  • И записываете в буфер: «Написать отчёт».

Буфер — это и есть «завтра». Вечером вы просмотрите задачи, которые в нём накопились, составите список на следующий день и повторите фокус с зайцем.

Принцип «сделать завтра» помогает держать задачи под контролем и не отвлекаться на внезапные задачи. Рабочий день не ломается, вы точно понимаете, какой объём работы вас сегодня ждёт, и не тонете в бесконечных авралах. Вы спокойно двигаетесь по закрытому списку дел, вычёркиваете одно за другим, а вечером видите, что сделали всё, что планировали.

Не волнуйтесь. Если полыхнёт настоящий пожар, вы это увидите. Тогда да — хватайте бидон и тушите, отодвигая дела, которые планировали вчера. Но в большинстве случаев, если включать рациональный мозг, станет ясно, что окружающим просто удобно называть авралом задачи, которые они пытаются срочно на вас повесить. Учитесь отказывать.

На сегодня всё. В следующей статье объясню ещё пару принципов. Они вам понравятся, если вы начали бороться с перфекционизмом, а я надеюсь, что это так.

Не стесняйтесь рассказать о своём тайм-менеджменте в комментариях. Я их изучу и тоже вам отвечу. Завтра.

Что дальше

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Гид по писательским блокам, часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах


Сегодня начнём обсуждать тайм-менеджмент. Тема не поместится в одно письмо, поэтому я разделил её — сначала философия, а потом практика. Сегодня размышляем, а завтра действуем.

Я пишу отдельную статью про теорию тайм-менеджмента и собираюсь проговорить фундаментальные принципы, рискуя выставить себя капитаном Очевидностью, по двум причинам:

  1. Если неправильно понимать философию, на которую опирается тайм-менеджмент, эффективно управлять временем невозможно, ведь тогда мы рискуем ошибиться в целях, задачах и методах. Даже работодатели, которые заинтересованы в эффективности сотрудников, часто навязывают подчинённым ошибочные представления о тайм-менеджменте. Понять философию вопроса — значит, построить фундамент.
  2. Я зануда.

Для меня основы тайм-менеджмента сводятся к трём принципам.

Время дороже денег

Или даже так: время — это самое ценное, что у нас есть. Деньги, связи, способности, технологии и прочие ресурсы помогают достичь результатов, но без времени всё остальное не имеет смысла. Дорогие кроссовки не помогут пробежать марафон, если не уделять время тренировкам. Можно поступить на престижный курс по копирайтингу, но всё равно писать фальшиво, если не выделить время на лекции, практику и чтение хороших книг.

Время — это кислород, топливо для всего, что мы делаем

Кажется, что это очевидно, но тогда я не понимаю, почему люди так часто не ценят своё время. Они не пытаются автоматизировать процессы, позволяют окружающим эксплуатировать себя, тратят время на чужие задачи, перегружаются необязательной работой по дому и растягивают встречи, когда все вопросы уже обсудили.

Есть тысяча способов слить время в помойку, но ни одного способа достать его обратно. Тайм-менеджмент даётся проще, если понять, что нет ничего дороже времени.

Из этого вытекает второй принцип.

Цель тайм-менеджмента — освободить время, а не заполнить его

Когда мы понимаем, что время — самый дорогой ресурс, хочется уделить его по-настоящему важным вещам. Для этого и нужен тайм-менеджмент. Он помогает подружить наши ценности с действиями: выделять время для важного и сокращать траты на рутину.

Тайм-менеджмент заставляет нас признаться, какие дела важны, а какие — не очень, сколько времени мы объективно потратим на задачу, сколько энергии у нас для этого есть, и вообще, кто мы такие и чего хотим.

Максимальная рабочая нагрузка — это такой корпоративный фетиш. Этим часто пользуются работодатели в офисах: они поощряют сотрудников, которые приходят пораньше, а уходят попозже. Возможно, человек прибавляет два часа к рабочему времени, чтобы выполнить неважные дела, или просто притвориться трудягой, но это никого не волнует.

Трудоголизм почему-то ценится больше чем эффективность. Когда управленцы заставляют подчинённых работать строго до 19:00, даже если человек сделал всё, что планировал, это классический пример мышления, в котором цель управления временем — заполнить его, а не освободить.

Нормальный тайм-менеджмент не имеет ничего общего с максимальной нагрузкой. Наоборот: управлять временем — значит, очищать график от малозначительных задач и избавляться от рутины.

Наша цель — освободить время для важного и заниматься только приоритетными задачами, не отвлекаясь на мелочи.

Отсюда третий принцип, наша последняя матрёшка.

Время вкладывают, а не тратят

Тут как с деньгами. Если вы купите машину — это траты на бензин, ремонт, масло, техосмотр, налоги. Автомобиль приносит пользу, но постоянно высасывает деньги.

Если вы запишетесь на курс по дизайну — это инвестиция, потому что вы один раз вложили деньги и получили возможность расширить экспертизу, поучаствовать в новых проектах, заработать на том, что раньше делать не умели.

Когда мы тратим время, мы его обесцениваем. Время, которое мы инвестируем, приносит дивиденды. Это не значит, что надо вкладывать всё своё время — так не получится. Управлять временем — значит, минимизировать траты и побольше инвестировать.

Потратить Вложить
Написать стандартное письмо Составить шаблоны писем
Помыть посуду Поехать в магазин за посудомоечной машиной

Разница между тратами и инвестициями ещё больше бросается в глаза, когда речь идёт об отдыхе.

Траты Инвестиции
Телевизор Спорт
Ленты соцсетей Учёба
Игры на смартфоне Планирование
Шопинг Путешествия

Часто люди, которые пишут, сталкиваются с блоками и прокрастинацией из-за того, что неправильно понимают принципы тайм-менеджмента.

Они не ценят время, поэтому берут на себя необязательные дела или выполняют чужую работу. Они считают, что время надо заполнить, поэтому ставят кучу мелких неважных задач и выполняют их вместо того, чтобы писать — заниматься важным и трудным делом. Они тратят время на повторяющиеся действия вместо того, чтобы подготовить шаблоны и автоматизировать процессы.

А ещё они не умеют отдыхать. Вместо того, чтобы заряжаться энергией, занимаясь тем, что делает их счастливыми, они липнут к ленте Инстаграма и смотрят ток-шоу по телевизору, а в итоге устают ещё больше.

Я и сам допускал все эти ошибки (кроме телевизора — его я не смотрю лет 10). Раньше мне казалось, что управлять временем невозможно. Потом я понял фундаментальные принципы, и оказалось, что тайм-менеджмент — это естественный процесс, а не сложный механизм. Не обязательно изучать мудрёные техники и покупать сложные приложения.

Достаточно рассказать себе честно, чего ты хочешь, что для тебя важно, что тебе мешает и что ограничивает — а потом, опираясь на это признание, приводить в согласие ценности и действия.

В следующей статье перейдём к практике и начнём копать. Приготовьте лопаты.

Что дальше

Часть 7: сделайте это завтра

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Гид по писательским блокам, часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 4: учимся писать непрерывно


Тема сегодняшней статьи — это первое, что прошло мне в голову, когда я придумал серию о прокрастинации. Пока работал, я понял, что надо двигаться в другом порядке, поэтому тема номер один превратилась в статью номер пять.

Мы уже договорились считать себя по умолчанию продуктивными. Мы трудолюбивые и способные, но иногда не можем работать, потому что нам что-то мешает. Чаще всего это перфекционизм, но бывает, что между нами и работой встают банальные житейские проблемы.

Мы ругаемся с любимыми, переживаем о финансах, волнуемся за близких, конфликтуем с начальством или коллегами. Если у человека нет проблем, скорее всего, это не человек. Се ля ви.

Бывает, что мысли о проблемах постоянно крутятся в голове. Они запускают сильные эмоции: мы грустим, нервничаем, волнуемся — и не можем остановиться. Это такие мысли-прилипалы: пытаешься от них убежать, чтобы спокойно поработать, а они не отстают. Стоят рядом и глазеют.

К сожалению, я не знаю как решить ваши проблемы, и не всегда понимаю что делать со своими. Зато я умею делать так, чтобы эмоции не мешали концентрироваться на работе. Для этого нам, как всегда, понадобится правильный настрой и упражнение. На этот раз начнём с настроя.

Нельзя избавиться от переживаний

Прежде всего, давайте признаем, что переживать — это нормально. Мы же не роботы. Мы живые люди, поэтому, к счастью, постоянно испытываем эмоции.

Чувства — это часть нас, которую нельзя отрезать, заткнуть, выбросить или запихнуть в кладовку. А значит, нельзя подавлять эмоции и считать их врагами. Это бесполезно, и скорее всего, даже вредно.

Не подавлять, а контролировать

Проблема сильных эмоций в том, что мы их не контролируем. Переживания приходят сами, когда им вздумается, и незаметно заполняют собой всю комнату. Вроде как, сидишь за компьютером, работаешь, а потом осознаёшь, что последние несколько минут думаешь не о статье, а о неприятном разговоре с коллегой. Приехали.

Чтобы лучше концентрироваться, мы должны научиться засекать посторонние мысли в тот момент, когда они появляются. Не когда мы уже вовсю думаем эти мысли, а когда они только показывают нос. Щёлк их по носу — и работаем дальше.

В этом нам поможет — та-дааам — медитация! Я даже так скажу: чем неудачней мы медитируем, тем лучше. Сейчас объясню.

Медитация учит мозг контролировать импульсы

Учёные обнаружили, что у людей, которые регулярно медитируют, больше серого вещества в префронтальной коре мозга. Она отвечает за самоконтроль, внимательность, самосознание, способность справляться со стрессом и прочие качества, полезные для продуктивной работы.

Упражнение перестраивает мозг удивительно быстро: вы заметите результат даже после недели ежедневной медитации по 5 — 10 минут.

Вы будете легче концентрироваться, спокойней справляться с тяжёлыми эмоциями — и главное — научитесь замечать посторонние мысли как только они залетают в голову. Большего и не нужно, ведь проблема не в самих переживаниях, а в том, что мы переключаемся на них неосознанно.

Простейшая техника — самая эффективная

Советую не заморачиваться, просто сделайте четыре вещи:

  1. Сядьте удобно.
  2. Сделайте 3 — 4 глубоких вдоха и выдоха. На последнем плавно закройте глаза.
  3. Минутку послушайте звуки вокруг, ощутите вес рук на коленях, вес тела на стуле.
  4. Переключите внимание на дыхание. Вдох, выдох, вдох, выдох. Попробуйте говорить про себя «вдох», когда вдыхаете, и «выдох», когда выдыхаете. Обратите внимание, как расширяются и сжимаются лёгкие. Ощутите, что воздух, который вы вдыхаете, прохладный, а когда выдыхаете, он тёплый. Ещё вариант — считать: вдох (раз), выдох (два), вдох (три), выдох (четыре). Досчитали до шести или десяти — начните сначала.

Вот и весь секрет, но дальше начинается самое интересное.


Приложения для медитации
Хэдспейс — моё любимое,

Калм,

Инсайт таймер,

Баланс.


Лучшая медитация — неудачная

Я часто слышу как люди, практикующие медитацию, говорят, что цель практики — научиться полностью освобождать голову от мыслей и концентрироваться на дыхании. Это почти, но не совсем так.

Прежде всего, это перфекционистский подход. У новичка ни за что не получится фокусироваться только на дыхании. В голову всю дорогу лезут посторонние мыли — часто из-за этого люди и бросают практику, думая, что зря тратят время. А я считаю, что бесценная польза медитации как раз в том, чтобы отвлекаться.

Это работает так. Вы концентрируетесь на дыхании, считаете вдохи и выдохи, обращаете внимание на температуру воздуха и движение диафрагмы. А потом вы неизбежно отвлекаетесь на свои мысли — бинго! Отметьте этот момент, назовите его — «Так, я думаю о том, что молоко кончилось» — и возвращайтесь к дыханию. Снова считайте вдохи и выдохи. Снова отвлекаетесь и отмечаете момент — «Ага, я думаю о работе» — и опять переключаете фокус на дыхание.

Не боритесь с посторонними мыслями, просто отмечайте их — «Думаю о расписании на день», «Думаю о погоде» — и снова, и снова, и снова переключайтесь на дыхание.

Я гарантирую, что отвлекаться вы будете постоянно, но в этом и кайф — каждый раз ловить посторонние мысли за руку, замечать моменты, когда вы переключили фокус с дыхания на любимый сериал.

Чем неудачней вы медитируете и чем чаще теряете фокус, тем лучше вы тренируете мозг вовремя замечать посторонние мысли и возвращаться к работе.

Регулярно медитируя, вы научитесь контролировать эмоции, которые мешают фокусироваться на работе. Раньше посторонние мысли приходили сами и делали что хотели. Мы замечали их слишком поздно, когда те уже освоились, обзавелись своей зубной щёткой и валяются на диване в хозяйских тапках.

Натренированный медитацией мозг замечет отвлекающие мысли, когда те только стучатся в дверь. «Мне некогда, друзья. Заходите в другой раз», — спокойно говорит мозг. И возвращается к работе.

В следующий раз поговорим о тайм-менеджменте. Вдох, выдох.

Что дальше

Часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 7: сделайте это завтра

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Гид по писательским блокам, часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 3: смотрим правде в глаза


Сегодня я расскажу об упражнении, которое регулярно спасает пишущих людей в нашей галактике от прокрастинации и творческого ступора.

Если помните, в прошлых статьях я надоедал вам разговорами о перфекционизме. Дескать, желание писать хорошо мешает написать хоть что-то. Я тогда пришёл к выводу, что прокрастинатор пытается выдавить из себя идеальный текст, а продуктивный копирайтер фигачит плохой черновик.

Чтобы создать черновик, вам понадобится таймер и правильный настрой.

Таймер

Смысл упражнения в том, чтобы засечь время и писать, не отрываясь, пока время не выйдет.

  • Допустим, вы вчера сходили на новый блокбастер о супергероях, и должны написать о нём статью. Вы ещё не сели за компьютер, а тут вам звонит друг и умоляет подробно рассказать о фильме: и вот вы начинаете рассказывать ему всё, что приходит в голову. В любом порядке. Возможно, вы начнёте с общих впечатлений о режиссуре или со спецэффектов. Или с работы актёров, а потом перейдёте к сюжету. А может быть, первым делом вы расскажете другу о концовке, потому что никогда так не плакали — «Хатико» не считается.

В общем, представьте себе, что должны вывалить информацию на бумагу, не пытаясь оформить её в законченный, осмысленный текст.

Главное условие упражнения — писать непрерывно. Если вам позвонили и попросили рассказать о предмете, у вас ведь не будет времени, чтобы придумать заголовок, концовку и структуру. Вы просто начнёте непрерывно рассказывать всё, что знаете. Так и тут.

В качестве тест-драйва предлагаю попробовать писать в течение минуты или даже 30 секунд. Установите таймер на телефоне, чтобы он запищал, когда время кончится.

Такая задача не пугает. Кажется, что полминуты — это несерьёзно, но вы удивитесь как много можно настрочить, если не прерываться.

Постепенно вы увеличите время. Сегодня поставьте таймер на минуту, завтра — на три минуты, ещё через пару дней — на пять. Через месяц вы научитесь писать без остановки в течение 25 — 30 минут. Прокрастинатор за это время родит заголовок, а вы напишете текст, с которым можно работать: чистить, наводить порядок в структуре, расширять фактами, украшать иллюстрациями.

Профессиональный коммерческий или некоммерческий писатель — это не тот, кто хорошо пишет. Это тот, кто хорошо редактирует. Главное, чтобы было что редактировать.


Давайте закрепим правильный настрой.

Без ожиданий

Приготовьтесь к тому, что вы не напишете готовый к публикации текст. Возможно, у вас получится только вступление или концовка. Может быть, вы набросаете кусочки разных частей статьи или поста. Короче, перед вами не стоит цель написать законченную нетленку — расслабьтесь и получайте удовольствие от процесса. Не важно, сколько вы напишете и как хорошо это получится.

Без критики

Возможно, в процессе вы поймаете себя на мысли, что вам не нравится то, что вы пишете: не те мысли, недостаточно сильные формулировки, непроверенные факты. В этом случае просто переключитесь на следующий отрывок. Если не получается, опишите проблему, о которой думаете, письменно.

Без размышлений

Я знаю, что над текстом хочется подумать: соорудить в голове структуру, прикинуть, с чего начать и как закончить, выбрать заголовок, сочинить похабную шутку, злой, хлёсткий вывод и придумать свежее, как запах укропа, сравнение. Но писать и размышлять — это два отдельных процесса. Чтобы писать, надо писать, а думать и украшать будете на этапе редактуры.

И последний трюк. Когда прозвенит таймер, прекратите писать и наградите себя за этот промежуток времени, когда вы работали без остановки. Если получилось не совсем без остановки — наградите за попытку. Я себе придумываю разные угощения: выйти покурить, съесть банан или конфету, поиграть с собакой, но моё любимое — это чашка кофе. Свежемолотый, чёрный, заваренный пуровером по-хипстерски. Короче, лучший кофе в Афинах. Сейчас допишу — и пойду готовить.

В следующей статье — моё любимое упражнение, которое помогает справляться с негативными эмоциями и продуктивней работать в любой профессии. Была бы моя воля, включил бы его в школьную программу.

Что дальше

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 7: сделайте это завтра

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Гид по писательским блокам, часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Часть 2: перфекционизм и страхи


Давайте сегодня побудем реалистами, посмотрим трезво на себя и мир вокруг. В прошлых двух письмах мы вывели такую цепочку:

  • Перфекционизм → нереалистичные цели → заведомый провал → прокрастинация.

Мы ставим нереалистичные цели, потому что упрямо геройствуем, сравниваем себя с более успешными или продуктивными людьми, преувеличиваем и негативно оцениваем результаты, которые нам кажутся недостаточными.

Предлагаю это исправить.

Меняем упрямство на целеустремлённость

В прошлый раз я приводил такой пример. Вы работаете дома, рядом шумят дети, а вы пытаетесь работать. Вы считаете, что обязаны собрать волю в кулак и выдать результат, даже если вам объективно мешают.

У меня такой пунктик: я люблю писать под музыку. Когда учился на журфаке и жил в общежитии, я садился ночью за стол, включал джаз в наушниках и писал рассказики. Лет 10 после универа я продолжал верить, что с музыкой я продуктивней. С упрямством барана я пытался писать любой текст под музыку, а если не получалось, объяснял это недостаточной собранностью, плохим настроением, ленью и так далее. Я упорно не хотел менять что-то в рабочем процессе.

А потом я попробовал написать целый проект в тишине — и это сработало. Я начал экспериментировать и по-новому посмотрел на то, как и в каких ситуациях музыка влияет на мою продуктивность. У меня дома и сейчас большую часть времени что-то играет на фоне, но теперь я умею быстро определить, когда пора всё выключить и поработать в тишине. Черновик этой статьи я написал под музыку, а вычитывал, слушая птичек на балконе.

А ещё у меня есть рабочий стол — удобный такой, беленький. Рядом со столом стоит стул — на колёсиках, тоже удобный и беленький. Одно время я был уверен, что работать надо за столом. И вот я по утрам заваривал чашку кофе, садился за стол, ставил кофе рядом с компьютером и пытался писать, не отлипая от стула.

Хватало меня примерно на полчаса. Потом я начинал ёрзать, смотреть подолгу в окно, бегать на перекуры чаще обычного — короче, прокрастинировал. Я тогда наслушался советов гуру удалённой работы, которые говорили, что стол дисциплинирует. А ещё они говорили, что надо одеваться как в офис, а потом уже садиться за работу. Вот я и сидел. Скрипел зубами, ковырял ленту Фейсбука, но зато за столом.

Сейчас я не пытаюсь упрямо следовать привычкам или чьим-то советам. Бывает, сажусь за стол, но если понимаю, что хочу сменить позу, залезаю на диван, закидываю ноги на сундук, который стоит рядом, ставлю компьютер на колени — и комфортно работаю дальше. Если пойму, что попа затекает, перемещусь на балкон.

Мамам, которые пишут дома, в этом плане сложнее. Детей не выключишь как музыку, да и вообще, это не всегда выбор мамы — писать рядом с детьми. Приходится подстраивать рабочий процесс под обстоятельства, а не обстоятельства под рабочий процесс.

Зато можно перестать упрямо геройствовать. Если вам мешают и не пишется — не пишите. Установите для детей чёткий режим, чтобы их распорядок дня стал предсказуемым, а потом спланируйте работу в соотвествии с режимом детей. Работайте, когда они спят в обед или рано утром пока они не проснулись. Займите малышей раскрасками, если так они меньше шумят. Когда приходится работать в отвлекающей обстановке, занимайтесь частями проекта, которые не требуют полной концентрации: составьте набросок плана, поищите информацию в Гугле.

Не требуйте от себя геройства, смените упрямство на целеустремлённость

Не сравниваем

Сравнения — это любимый трюк перфекционизма. Я часто наблюдаю это у моих студентов: они присылают мне текст, а когда я предлагаю к нему правки, они сравнивают себя со мной: «у меня никогда не получится так же хорошо», «ты видишь эти все слабые места, а я смотрю на текст — и не могу понять, что с ним не так».

Секрет в том, чтобы просто принимать критику и использовать её, чтобы улучшить свои навыки. Посмотрите на мои стандарты, отожмите из них то, что важно для вас, и пишите хорошо по-своему, а не по-моему.

С продуктивностью то же самое. Бесполезно сравнивать свою производительность с тем, как много пишет другой копирайтер. У вас ведь не одинаковые жизни: разный опыт, разные условия работы, разные задачи, разное количество свободного времени. Возможно, блогер, с которым вы себя сравниваете, имеет возможность работать только два часа в день, а вы должны сидеть в офисе с десяти до семи.

И раз уж мы договорились быть реалистами полезно себе время от времени говорить одну жёсткую штуку. Я эту мантру иногда себе тихонько повторяю:

  • «Антон, всем на тебя глубоко плевать. Если ты завтра напишешь больше чем вчера, всем будет до лампочки. Никто не сравнивает твой стиль с тем, как пишет Каплунов или Карепина. Если ты завтра ничего не напишешь, никто не заметит».

И меня это так здорово бодрит. Я ведь не для себя пишу, и пока в моём тексте будет хоть одна полезная читателю или клиенту мысль, я это не зря делаю. Читатель мой текст открывает не для того, чтобы сравнить, насколько этот текст лучше или хуже, чем у другого копирайтера, а чтобы получить информацию. Клиент статью заказывает не для того, чтобы эту статью написал более опытный копирайтер, а чтобы статья помогла рассказать о продукте.

Повторю ещё раз:

Всем плевать, насколько вы лучше или хуже других. Будьте собой

Пишем неидеально

Мне недавно в Фейсбуке написала девушка, которая учится на каком-то курсе по копирайтингу. Не на моём. И вот она рассказывает: уроков, мол, куча, всё подробно разжёвывают и раскладывают по полочкам. И всё, вроде, понятно, а сажусь писать — и не могу. Начинаю, говорит, придумывать отговорки, берусь за любую работу по дому лишь бы не писать.

Мне кажется, это проблема многих курсов: в учеников впихивают много теории, которая, возможно, полезная и правильная, а потом говорят «идите и примените всю эту теорию на практике».

Студент идёт писать. Вспоминает уроки и понимает, что его текст должен соответствовать тысяче правил. От этого же свихнуться можно: выбери подходящую структуру, придумай первое предложение, соответствующее чек-листу (прости, господи) «продающего» текста, напиши «душевно», «цепляюще», не забудь призыв к действию, который должен дружить с ещё тремя подправилами. Иногда ещё просят проверить текст на уникальность.

Я предположил, что проблема девушки в том, что ей сильно много теории дали, а она теперь её пытается применить и написать по всем правилам. И я ей так и сказал: «Не пытайтесь написать идеально. Просто сядьте и напишите как можете, не смотрите на правила».

И вам повторю:

  • Позвольте себе написать фигню.

Вот прям устройтесь поудобней и напишите какую-нибудь чушь. Если чувствуете, что стопоритесь и не можете написать хорошо, напишите плохо.

Есть такая история. Знаменитый скульптор создал скульптуру, скажем, Соломона. Приходит к нему поклонник и спрашивает: «Поделитесь секретом. Как вам удалась такая совершенная скульптура?» А художник отвечает: у меня, говорит, был большой кусок мрамора, и я просто взял и отсёк от него всё, что не было Соломоном.

Плохой текст, поток мыслей, чушь, которую вы позволили себе написать — это ваш кусок мрамора. Имея этот кусок, вы начнёте отсекать от него всё, что не относится к будущему хорошему тексту.

Перфекционист пытается написать хороший текст. Продуктивный копирайтер ставит перед собой реалистичную цель — написать плохой черновик.

Пытаемся понравиться только себе

Иногда люди стопорятся, потому что боятся, что их текст никому не нужен или не понравится. В этой ситуации я предлагаю по умолчанию считать, что от вашей статьи или поста в соцсети кого-то точно начнёт бомбить. Вылезет экспертный эксперт и скажет, что вы — дилетант, что вы не понимаете тему и, вообще, пишете плохо.

Такие люди стараются доказать, что вы неправы. И они всегда будут вокруг вас наматывать круги. Это от вас даже не зависит.

Тут полезно принять такую мысль: что бы вы не делали, вы не можете понравиться всем. И вторая мысль, приятная: вы всем нравиться не обязаны.

Я эти мысли вам на картинке написал, чтобы вы запомнили.

Я пишу это и понимаю, что часть читателей закроет статью на половине. Ещё часть посмотрит картинки, прочтёт текст в рамочках — и пойдёт дальше. Кто-то дойдёт до конца — и подумает, что зря потратил время.

Это всё нормально, потому что вы мне ничего не должны. И это меня не расстраивает, потому что я не обязан вам нравиться.

Но если есть среди вас хоть один человек, который найдёт в статье полезную мысль, я это не зря пишу. Такой дзен и помогает мне делать то, что я делаю. Так продуктивно, как могу.

В следующий раз — никакой психподготовки, только одно практическое упражнение.

Что дальше

Часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 7: сделайте это завтра

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Гид по писательским блокам, часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться


В прошлый раз мы договорились, что будем избавляться от прокрастинации, но перестанем с ней бороться. Вместо этого мы выясним причины писательских блоков и постараемся их устранить.

Я всегда понимал, что страдаю перфекционизмом, но почему-то гордился этим. Казалось, что это круто: ставить высокую планку, стараться сделать лучше, быстрее, сильнее в любых условиях и при любой погоде. Пишешь хорошо — отлично. А теперь напиши ещё лучше.

Так вот, главное открытие, которое я сделал пока боролся с низкой продуктивностью, звучит так: чаще всего мы не не можем писать как раз из-за перфекционизма. Сейчас поясню.

Что не так с перфекционизмом

Перфекционисты ставят перед собой нереалистичные цели. Мы думаем, что это высокая планка, а это тупо недостижимый стандарт.

  • «Завтра параллельно с основной работой я буду писать в течение трёх часов и закончу статью»,
  • «Я должна писать каждый день по несколько часов, но в то же время полноценно уделять время детям, мужу и дому»,
  • «Я напишу заметку за выходные, хоть ко мне и приезжают родственники из деревни»,
  • «Сегодня я изучу новую для себя тему за полтора часа, а ещё за два напишу о ней статью»,
  • «Первый вариант текста получится почти идеальным, останется только поправить по мелочи».

В итоге основная работа занимает почти всё время. Дети, муж и уборка в доме не дают сконцентрироваться, родственники из деревни требуют внимания, а новая тема оказывается сложной и непонятной. Пытаясь написать «идеальный» первый вариант текста, мы взвешиваем каждое слово, ищем подходящие сравнения, часто удаляем абзацы и начинаем заново — попытки сделать круто с первого захода выматывают.

Само собой, поставив перед собой нереалистичную цель, мы проваливаемся.

А дальше начинается самобичевание: я лентяй, я бездарь, дилетант, у меня нет таланта, нет силы воли и дальше в таком же духе. Мы вешаем на себя обидные ярлыки и превращаемся для самих же себя в злобного тирана.

Наверное, вы уже догадываетесь что происходит потом. Прокрастинация — это ведь часть нашей психики. Она прилетает такая в геройском костюме и спасает нас от неприятных чувств — ограждает от работы, которая приносит страдания.

Дескать, не мучайся, дорогой, отдохни, полистай ленту в Фейсбуке.

Нащупайте свой перфекционизм

Я сейчас перечислю признаки того, что вы ставите перед собой недостижимые цели, а вы подумайте, какие из них относятся к вам.

Упрямство
Это когда вы стискиваете зубы и пытаетесь выдавить из себя текст, не обращая внимание на объективные препятствия. В офисе слишком шумно и вы постоянно отвлекаетесь, но пытаетесь писать. Или дома дети шумят, мультфильмы орут из телевизора, а вы упрямо доказываете себе, что способны работать в такой обстановке. Вы по умолчанию считаете, что обязаны собирать волю в кулак, если видите помехи.

Сравнения
Вы сходу назовёте нескольких людей, которые пишут больше и лучше, чем вы. Эти люди для вас — эталон, к которому вы стремитесь, когда работаете над текстом. Пишете статью и думаете: «Мой партнёр по бизнесу Константин написал бы это за полчаса, а я сижу уже второй вечер». Или так: «У блогера Марии обзоры получаются интересные, а мне не хватает глубины». Или даже так: «Мои посты набирают в три раза меньше лайков, чем посты Ивана».

Максимализм и преувеличения
Проявляются, когда вы пытаетесь написать идеально. Или шедевр, достойный немедленного признания и тысячи репостов, или совсем ничего. Если пост не набрал сотни лайков, вы считаете это провалом. Один неприятный комментарий — и вы обнаруживаете себя на грани депрессии.

Негатив и пессимизм
Допустим, вы не могли подступиться к тексту два дня. Потом сели, поработали 15 минут — и снова ступор. Вы начинаете накручивать себя — блин, всего 15 минут, и я снова в тупике — вместо того, чтобы похвалить за то, что прервали 48-часовой застой. А может быть, вы вообще думаете, что не умеете писать, и даже не просите помощи, считая, что ваш случай безнадёжен.

Наверняка это не все признаки и я чего-то не знаю, но я заметил, что они встречаются часто.

Иногда они скрещиваются, и тогда перфекционист пишет со скрипом, потому что в нём сидит огромный гибрид максимализма, сравнений и упрямства. Сочетание может быть любым — это я по себе знаю.

При чём тут страхи

Мы уже поняли, что перфекционизм проявляется в упрямстве, сравнениях, максимализме, преувеличении, негативном мышлении, пессимизме и наверняка в чём-то ещё.

Используя эти инструменты перфекциониста, мы ставим перед собой недостижимые цели. Мы-то думаем, у нас планка высокая, а она не просто высокая — она примерно в космосе.

Мы пытаемся дотянуться до космической планки, а когда не получается, включаем деспота. Самобичевание запускает страхи: мы боимся, что напишем недостаточно хорошо, недостаточно быстро, недостаточно коротко или длинно, не так содержательно, как Петя, не так смешно, как Маша, и не так легко, как хотелось бы. Мы боимся, что недостаточно талантливы или вовсе безнадёжны. Боимся негативных комментариев, маленького количества лайков, слабого одобрения и чёрт знает чего ещё.

Короче, перфекционизм и страх — это два кореша. Они по отдельности не ходят: если вы одного пригласите на чай, второй тут же пойдёт выбирать тортик.

Что дальше

Часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 7: сделайте это завтра

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Гид по писательским блокам, часть 1: почему с прокрастинацией нельзя бороться

Вот вы хотите вести блог

И вроде как, жизнь интересная: вы переехали в новую страну и хотите рассказать как тут всё устроено. Или воспитываете ребёнка, а он каждый день учит вас, взрослого человека, разумности. Или в профессии выросли и готовы поделиться опытом с новичками.

Садитесь писать — и начинается: это никому не интересно, меня засмеют, я недостаточно хорошо пишу.

Ступор, печаль.

(>_<)

Или вы пишете за деньги

Текст рождается в муках. Приходится сначала настроиться правильно, поймать волну, вдохновиться — подставьте сюда любую фразу, которой обычно оправдывают прокрастинацию.

Вы ставите цель — написать сегодня статью — а достичь её не получается, и вы такие: всё, я бездарность, это слишком медленно, я никогда не заработаю нормально.

Ступор, печаль.

(눈_눈)

Или у вас микробизнес

И о нём же писать надо, рассказывать друзьям, чтобы их друзья и друзья друзей о вас узнали. Чтобы и продукт продвинуть, и себя показать.

Написали пару постов, а в комментариях вылез умник и невежливо посоветовал вам больше не писать. Вы этого умника выбросить из головы не можете, злитесь и обижаетесь.

Ступор, вы и сами знаете.

(。╯︵╰。)

Раньше я откладывал на потом всё, что мог. Если текст не писался первые пять минут, я закрывал документ и думал: «Окей, сегодня ступор, попробую завтра». На следующий день история повторялась. Пока дедлайн не горел, сжигая мне брови, я откладывал, а потом фигачил с полыхающей задницей.

Прокрастинация вызывала чувство вины. Чувство вины заставляло думать, что я бездарь. Ощущение бездарности запускало страх. Я боялся, что не понравлюсь читателю или что написал банальщину, или что слог нескладный.

И я себе так строго сказал: «Алё, Антон, ты собираешься с этим что-то делать? Ты, вообще, хочешь работать с текстом?».

Я хотел — и начал исследовать проблему. Я выяснил, что мне мешает и что помогает, научился лучше концентрироваться и ничего не бояться.

Я всё ещё работаю над собой, но уже вывел несколько практических приёмов и психологических трюков, которые выручают.

В прошлом году я написал серию статей о продуктивности: психподготовка, мотивация, инструменты, упражнения — все дела. Получился такой мини-курс для стопорнувшихся авторов. Надеюсь, статьи помогут вам завести блог, писать в соцсети или продуктивней работать на клиента.


Возможно, сегодняшние мысли покажутся вам банальными, но прежде чем двигаться дальше, мы с вами должны усвоить матчасть.

Я несколько лет пытался бороться с прокрастинацей. Логично же: видишь проблему — борись, пробуй разные тактики, продолжай гасить врага пока тот не сдуется. Вот я и гасил. Я заставлял себя концентрироваться, а если что-то мешало, пытался это игнорировать. Если не получалось, отчитывал себя за лень или слабость.

А потом понял, что воюю с призраком и что прокрастинация — это не враг.

Вам всего хватает

Почти все мои знакомые, с которыми я обсуждал прокрастинацию, связывают её с нехваткой силы воли, с ленью и недостаточной дисциплиной. Другими словами, кажется, что мы прокрастинируем из-за своих же недостатков, из-за нехватки каких-то качеств. Звучит логично.

Когда мы откладываем дело на потом, мы думаем: мне не хватает силы воли, я лентяй и так далее.

Но что если посмотреть на проблему по-другому. Что если признать: прокрастинация просто блокирует наши хорошие качества. Это важная штука, объясню подробней.

Допустим, к понедельнику я должен написать текст, но откладываю и сажусь писать только в пятницу. Я чувствую вину и ругаю себя: «Что с тобой не так, Антон? Что тебе мешало составить план в понедельник, во вторник расписать первый пункт, в среду второй, а в четверг сеть за редактуру?». В общем, я чувствую ответственность. Парадокс, но это хорошая новость. Теперь я знаю, что у меня есть чувство ответственности — ставим галочку.

В пятницу я лихорадочно пишу и редактирую, в субботу смотрю свежим взглядом и редактирую ещё раз. Возможно, возвращаюсь к тексту в воскресенье, чтобы в понедельник иметь на руках финальный вариант. Авральная работа отнимает ещё больше энергии, чем если бы я распределил работу равномерно по будням. Это тоже хорошая новость: значит, у меня есть энергия — ставим галочку.

Я прокрастинировал всю неделю, но работу сделал. Это значит, что у меня есть способность писать — и тут галочка.

  • Ответственность — есть.
  • Энергия — есть.
  • Способность — есть

Прокрастинация — это состояние, а не проблема

Вот к чему я клоню. Прокрастинация — это не отсутствие важных качеств. Проблема не в том, что нам не хватает силы воли, собранности, способностей или энергии — у нас этого полно. Проблема в том, что мы не пользуемся тем, что имеем.

Если по дороге на работу вы застряли в пробке, это не значит, что вы плохой водитель. И с машиной всё в порядке. Вы не едите, потому что вам что-то мешает. Чтобы решить проблему, вы обходите препятствие: едете по другому маршруту или пересаживаетесь в метро.

Так вот, прокрастинация — это неподвижное состояние машины, последствие пробки. Пробка на дороге — это причина прокрастинации.

Если вы не пишете, это не значит, что вы лентяй, бездарность, безответственный или неэнергичный человек. Просто что-то мешает вам и вы стоите на месте. Вот это стояние на месте — и есть прокрастинация, бороться с ней нет смысла, надо выяснять что мешает двигаться и бороться с помехами.

Итак, мы постановили, что отныне боремся с причинами прокрастинации, а не с ней самой. Причины я предлагаю поделить на шесть категорий:

  1. Страхи.
  2. Нехватка ресурсов.
  3. Конфликты.
  4. Сильные эмоции.
  5. Физическое состояние.
  6. Тайм-менеджмент.

Со следующей статьи мы начнём с ними разбираться.

А пока домашнее задание: перестаньте отчитывать себя за прокрастинацию. Я уверен, что вы уже делали это много раз. Это как с опозданиями на работу: стыдно и страшно, когда опаздываешь первый раз и начальник отчитывает, а в десятый раз спокойно — и пусть хоть закричится. Вот и не кричите на себя. Это не работает.

Что дальше

Часть 2: перфекционизм и страхи

Часть 3: смотрим правде в глаза

Часть 4: учимся писать непрерывно

Часть 5: концентрируемся на работе, не на проблемах

Часть 6: философия тайм-менеджмента

Часть 7: сделайте это завтра

Часть 8: тайм-менеджмент против перфекционизма

Редактирую стилистику в статье о психологических экспериментах

Возможно, вы видели в Фейсбуке посты об экспериментах со шрамами на лицах. Вот один из них.


На прошлой неделе я взялся за редактуру статьи «Зомби-фейк | Самодискриминация женщин в эксперименте со шрамами на лице». Автор проверял подлинность информации из соцсетей. Текст до редактуры:

Короче, мистификасьён

Отредактирую по абзацам. После каждого расскажу что исправил и почему. Поехали.

Было Стало
По сети вновь гуляет пост об «эксперименте, проведенном в 1993 году» некими «Мейджором и Крукером». Суть описываемого в посте: женщинам наложили грим в виде уродливых шрамов, сказали, что в таком виде им нужно будет побеседовать с незнакомыми людьми, потом шрамы обманным путём стёрли, а испытуемых отправили беседовать. Как бы то ни было в ходе общения они якобы «почувствовали» себя жертвами дискриминации. Разбираем «эксперимент». В соцсетях распространяется пост об эксперименте, в котором женщинам наложили грим в виде уродливых шрамов и сказали, что им предстоит побеседовать с незнакомцами. Потом шрамы стёрли, но девушкам об этом не сказали. Те отправились на встречу, считая, что шрамы на месте, а когда вернулись, рассказали, что почувствовали себя жертвами дискриминации. Исследование якобы провели некие Мейджор и Крукер в 1993 году.

«По сети гуляет» — это штамп, поэтому я его убрал, но уточнил, что речь идёт о постах в соцсетях.

Удалил повторы «побеседовать» и «беседовать», убрал неиформативные фразы вроде «как бы то ни было», «нужно будет», «суть описываемого». «Незнакомые люди» в моём варианте — это незнакомцы. Имена учёных и год опустил в конец абзаца, потому что сначала читатель хочет узнать об эксперименте, а имена ему всё равно ни о чём не скажут.

Ссылку на Фейсбук лучше вшивать не в слово «вновь», как это сделал автор, а во фразу «пост об эксперименте» — тогда читатель понимает, куда он попадёт, когда кликнет.

Апдейт
В Фейсбуке спросили, почему в первом предложении я убил действующее лицо. Получилось, что пост распространяется сам, а не кто-то его распространяет, а это вредно для стилистики.

Ответ такой: понятно, что пост не сам себя распространяет, но авторство второстепенно. Если бы я указал автора поста, мол, «Петя пишет в соцсетях про эксперимент», то акцент сместился бы на Петю. Вместо того, чтобы разбираться с фактами, статья начала бы разбираться персонально с Петей.




Было Стало
Как и в предыдущих подобных текстах, здесь смешаны в кучу несколько экспериментов, проводившихся разными учёными в разное время. И вопрос самодискриминации женщин ни одним из них не рассматривался. Авторы подобных постов выдают за один эксперимент попурри из нескольких исследований, которые проводили разные учёные в разное время. Ни один из них не рассматривал вопрос самодискриминации женщин.

В кучу обычно сваливают, а не смешивают, но это в любом случае штамп, поэтому я перефразировал полностью. В моём варианте появились действующие лица — авторы постов — и исчез пассивный залог.



Было Стало
Кто такие Мейджор и Крукер? Кто такие Мейджор и Крукер

Убрал знак вопроса, потому что мы не задаём вопрос читателю, а рассказываем.



Было Стало
Это не просто два парня, а два профессора, причём женского пола — Бренда Мейджор (PhD) и Дженнифер Крукер (PhD), обе занимаются вопросами социальной психологии, и такого эксперимента они не проводили. У Мейджор и Крукер есть несколько научных работ, которые они создали как вдвоём, так и с участием других коллег. Работы посвящены проблематике связи социальной стигматизации и самооценки: Две женщины-профессора: Бренда Мейджор и Дженнифер Крукер. Обе изучают социальную психологию, но эксперимент со шрамами они не проводили. Мейджор и Крукер написали несколько научных работ вдвоём и с участием других коллег. Они исследуют проблемы связей социальной стигматизации и самооценки:

В оригинальном тексте получилось забавно: «не просто два парня, а две женщины» — и те, и другие одновременно. Я это исправил. Вместо расплывчатого «занимаются вопросами» написал «изучают». Убрал неинформативный оборот «как…, так и...», добавил сильных глаголов.



Было Стало
В своём первом исследовании Социальная стигма и самооценка: самозащитные свойства стигмы (1989) они исследуют как члены стигматизированных групп защищают свою самооценку. В работе всё сложнее, чем в посте про грим. И не привязано к вопросам дискриминации женщин. Хотя есть у них и исследование, которое судя по описанию, касается стигматизации женщин с избыточным весом: «Клеймо избыточного веса: аффективные последствия атрибутивной неоднозначности». В исследовании «Социальная стигма и самооценка: самозащитные свойства стигмы» (1989) учёные изучают как члены стигматизированных групп защищают самооценку. Содержание работы сложнее, чем в посте про грим и не привязано к вопросам дискриминации женщин. Стигматизацию девушек с избыточным весом, судя по описанию, исследует работа «Клеймо избыточного веса: аффективные последствия атрибутивной неоднозначности».

Было «в исследовании исследуют», стало — «изучают». В отредактированном варианте я избавился от парцелляции: когда одно предложение. Разбито. На несколько.



Было Стало
Так кто же провёл эксперимент со шрамами? Кто провёл эксперимент со шрамами

Убрал знак вопроса и бессмысленные частицы. По-моему, без них звучит чётче, понятней, сильнее.



Было Стало
«Доктор Роберт Клек, психолог из Дартмутского колледжа, разработал эксперимент, который иллюстрирует, как внешние характеристика влияют на то, что люди думают о себе. Используя театральную косметику, исследователи нанесли шрам на испытуемых женского пола до их взаимодействия с незнакомцем, нанятым для эксперимента. Без ведома женщин, шрам был удален до разговора тет-а-тет. Тем не менее, женщины утверждали, что незнакомец уставился на шрам и заставил чувствовать себя неловко». — это отрывок из статьи опубликованной в The New York times в 1991 году. По данным The New York Times, эксперимент провёл доктор Роберт Клек из Дартмутского колледжа. Используя театральную косметику, исследователи нанесли шрам на женщин, но удалили до разговора с незнакомцем. «Тем не менее, женщины утверждали, что незнакомец уставился на шрам и заставил их чувствовать себя неловко», — говорится в статье издания.

Написал сначала косвенную цитату, а потом прямую со ссылкой на источник. Получается по-новостному, динамичней.



Было Стало
Ознакомление с научной биографией Роберта Клека показало, что «шрамы» фигурировали в по крайней мере двух его совместных экспериментах:
Первый, проведенный в июне 1984 года назывался «Физическая инвалидность и восприятие социального взаимодействия: это не то, на что ты смотришь, а то, как ты смотришь на это».
Второй (сентябрь 1985 года) —«Гендер и реакция на физические недостатки в себе и других».
Шрамы фигурировали как минимум в двух экспериментах Роберта Клека:
1.«Физическая инвалидность и восприятие социального взаимодействия: это не то, на что ты смотришь, а то, как ты смотришь на это», июнь 1984 года.
2.«Гендер и реакция на физические недостатки в себе и других», сентябрь 1985 года.

Очевидно, что вся статья — это результат некоего «ознакомления», поэтому начало первого абзаца я удалил.

Пункты списка положено оформлять одинаково, чтобы читатель в них легко ориентировался, поэтому оба пункта я начал с названий экспериментов, а закончил датой. Слова «первый» и «второй» в нумерованном списке не нужны.



Было Стало
В первом случае испытуемым предлагалось взаимодействие с:
(а) физически нормальным человеком;
(б) принимающим лекарства от аллергии;
(в) принимающим лекарства от эпилепсии; или
(г) со шрамами на лице.
В описании не указывается пол испытуемых и тем более нет никаких выводов относительно дискриминации.
В первом эксперименте участники взаимодействовали:
— со здоровым человеком,
— аллергиком,
— больным эпилепсией,
— человеком со шрамами на лице.
В описании не указывают пол участников и не делают выводов о дискриминации.

В исходном тексте последний пункт списка не согласован с обобщающей фразой. Получилось вот что: «Испытуемым предлагалось взаимодействие со шрамами на лице», хотя они наверняка взаимодействовали с людьми, а не со шрамами.

Союз «с» в конце обобщающей фразы — это как висячий предлог, его принято переносить в первый пункт списка.

Мне ещё не понравилась фраза «физически нормальный человек» и я заменил её на «здорового человека». «Принимающий лекарства от аллергии» стал аллергиком. Слово «относительно» превратилось в предлог «о».



Было Стало
Во втором случае людям предлагалось рассматривать попеременно то свое обычное изображение, то изображение с видимостью шрама, то у себя, то у других испытуемых. При этом в эксперименте участвовали как мужчины так и женщины. Исследователи не нашли никаких гендерных различий в характере или серьезности негативных социальных проекций из-за шрамов, которые субъекты видели у себя или у других. Участники второго эксперимента рассматривали попеременно обычное изображение и изображение с видимостью шрама — то у себя, то у других испытуемых. В исследовании участвовали мужчины и женщины, но учёные не нашли гендерных различий в характере или серьезности негативных социальных проекций из-за шрамов.

Упростил формулировки, чтобы легче читалось. Вместо нагромождения «как мужчины, так и женщины» написал просто «мужчины и женщины» — и связал их со следующим предложением.

Почистил мусор. Например, «не нашли никаких различий» — это то же самое что «не нашли различий». Смысла столько же, а букв меньше.



Было Стало
Имеется еще одно совместное исследование 1980 года, в котором участвовали только девушки — Восприятие влияния отрицательно оцененных характеристик на социальное взаимодействие, которое показало, что девушки, считавшие, что обладают отрицательными физическими характеристиками, находили в поведении тех, с кем взаимодействовали, соответствующую ожиданиям реакцию на свои недостатки. Но о накладных шрамах в этом исследовании речь не идёт. В 1980 году Клек совместно с коллегами провёл другое исследование — «Восприятие влияния отрицательно оцененных характеристик на социальное взаимодействие». В нём участвовали девушки. Тогда учёные заметили, что женщины ожидают увидеть определённую реакцию окружающих на свои физические недостатки, а потом находят такую реакцию в поведении людей. Правда, в исследовании не использовали накладные шрамы.

Тут я подумал, что пора напомнить, о каком учёном мы рассказываем, и ещё раз упомянул Клека. Вместо абстрактной фразы «имеется исследование», сказал, что учёный провёл исследование — так читателю легче представить картинку в голове. Само по себе исследование действовать не может — тем более, оно не умеет «иметься».

«Девушки, считавшие, что обладают отрицательными физическими характеристиками, находили в поведении тех, с кем взаимодействовали, соответствующую ожиданиям реакцию на свои недостатки» — это всё я постарался распутать более простыми формулировками.



Было Стало
Ну а фото, иллюстрирующее фейк, взято из видеоурока на тему макияжа на Halloween, выложенного в Youtube в сентябре 2012 года. Фото девушки со шрамом, которым иллюстрируют фейк, — это кадр из видеоурока по макияжу на Хеллоуин.
Автор ролика — бьюти-блогер Карина Шабельски. Урок она выложила в Youtube в сентябре 2012 года под ником BeautifulYouTV.

Причесал стилистику, избавился от страдательного залога, добавил информации.

Статья полностью после редактуры.

Из заголовка я бы выбросил «зомби-фейк». Мейджор и Крукер оказались женщинами, и они не использовали шрамы в экспериментах. Зато Клек использовал. Получается, что информация из Фейсбука — не совсем фейк.

Можно редактировать дальше, но не по абзацам, а целиком: проверять факты, менять структуру.

Редактировать учу в «Мастерской копирайтинга». Идёт набор →

Шутка про зомби, которую я обещал в Фейсбуке. Человек человеку друг, а зомби зомби зомби.

Редактирую письмо о взломе баз данных

Недавно кто-то взломал сервис «Флипборд» и похитил данные пользователей. Об этом я узнал вчера из письма.

Так начинается послание

Мне его сразу захотелось отредактировать. Кажется, что ребята изо всех сил старались сгладить углы, спрятать информацию за нагромождением канцелярских формулировок, чтобы юзеры не захотели это читать и не узнали о том, что произошло.

В общем, намудрили, нагородили и засунули важные данные поглубже. Не порядок.

Проблемы, которые сразу бросаются в глаза

Признаться, не сглаживать углы

Первым делом исправим первый абзац: он должен сходу сообщить суть проблемы без попыток смягчить удар. Заодно уточним, что мы тут не просто рассказываем плохие новости, но и заботимся о пользователях.

Фразу про прозначность, которая «имеет важное значение для нашего сообщества» удалим. Читатель — умный перец, он сам знает, что важно, а что не очень.

Канцелярское начало «Данным письмом мы уведомляем вас...» тоже снесём. Понятно, что «данным письмом» — каким же ещё. Понятно, что «уведомляем», а не анекдот рассказываем.

Было
Уважаемое сообщество пользователей сервиса Flipboard,
Данным письмом мы уведомляем вас о недавно выявленном и устраненном инциденте: нарушении обеспечения безопасности поднабора пользовательских данных. Мы знаем, что прозрачность имеет важное значение для нашего сообщества, и хотим поделиться с вами информацией о результатах расследования и принятых мерах, а также о том, какие шаги вы можете предпринять.

Стало
Здравствуйте!
Недавно базы данных Flipboard взломали. Мы хотим поделиться результатами расследования и рассказать, какие шаги вы можете предпринять, чтобы защитить персональную информацию в интернете.

Быстрее рассказать важные подробности

Чем важнее информация, тем ближе она должна быть к началу текста. Идём от важного к второстепенному, от общего к частному. В первом абзаце мы сообщили суть, а теперь дадим подробности.

Предположу, что читатель в первую очередь хочет знать, какие данные утекли. Эту информацию мы вытащим из третьего абзаца и поставим в начало второго. Так мы ответим на вопрос «Что?». Потом сообщим даты — ответим на вопрос «Когда?».

К слову, фраза «между 21 и 22 апреля 2019 года» — это не пойми что. Разве между 21 и 22 апреля что-то есть? 21¹⁄₂ апреля? Скажем «в ночь с 21 на 22 ареля».

Следом уточним, что мы предприняли, когда узнали о взломе.

Подзаголовок «Содержание инцидента» заменим на «Что случилось». У нас ведь тут письмо, а не отчёт чиновника.

Было
Содержание инцидента
Недавно мы выявили факт несанкционированного доступа к некоторым из наших баз данных, содержащих информацию об учетных данных пользователей, включая учетные реквизиты. По обнаруженному факту было незамедлительно начато расследование, к которому была привлечена внешняя фирма, специализирующаяся в области обеспечения безопасности. В результате расследования выяснилось, что в период со 2 июня 2018 года по 23 марта 2019 года, а также между 21 и 22 апреля 2019 года не имеющее соответствующих полномочий лицо получило доступ к некоторым базам данных, содержащим информацию пользователей сервиса Flipboard, а также, возможно, получило копии этих баз данных.
Какая информация была затронута
В затронутых базах данных могли быть ваши ФИО, имя пользователя сервиса Flipboard, криптографически защищенный пароль и адрес электронной почты.

Стало
Что случилось
Кто-то получил несанкционированный доступ к некоторым из наших баз данных и похитил учетные данные пользователей: ФИО, имя пользователя сервиса Flipboard, криптографически защищенный пароль и адрес электронной почты.
Первый раз это случилось в период со 2 июня 2018 года по 23 марта 2019 года, во второй раз — в ночь с 21 на 22 апреля 2019 года. Мы наняли фирму, которая специализируется в интернет-безопасности, и уведомили правоохранительные органы.


Я не уверен, что злоумышленник получил доступ к базам данных два раза. Из письма это непонятно, поэтому пришлось предположить.

Вот так выглядит начало письма в оригинале и в моей версии.

Так я обычно редактирую: открываю рядом два окна для наглядности

Текст уменьшился в два раза, но мы не потеряли важную информацию. По тональности это теперь похоже не на юридический документ, написанный ради галочки, а на письмо для людей, о которых мы заботимся.

Дальше редактировать пока нет времени, но если хотите, продолжу в следующий раз. А пока вот вам три подсказки:

  1. Не пытайтесь запудрить читателю мозги. Плохая новость не станет хорошей из-за того, что копирайтер упаковал её в тысячу канцелярских оборотов. Лучше сказать прямо — и читатель оценит честность.
  2. Важную информацию сообщайте в начале, а второстепенную — ближе к концу. У читателя нет времени искать существенные детали, размазанные по всему тексту.
  3. Выметайте мусор. Если без фразы можно обойтись без потери смысла и ритма, удалите её. Если что-то очевидно из контекста, не пишите.

Текст, тексты, текста, текстики

Я своим студентам говорю, что слово «текст» бывает только в единстенном числе. На днях одна из выпускниц зацепилась с кем-то в Фейсбуке на эту тему, а потом написала мне. Я спорю, говорит, весь день в одной группе, а мне не верят: есть ли у тебя, Антон, ссылка на неоспоримый источник, в котором говорится, что не бывает слова «тексты»?

А я говорю, что ссылки нет, потому что для меня это вопрос здравого смысла, а не лингвистики. Если хочется написать «тексты» — это сигнал подумать, можно ли сказать конкретней: статьи, посты, письма, объявления, рефераты, курсовые, новеллы, сообщения, комментарии, инструкции.

Во множественном числе нет смысла.

Окей, но зачем? Окей, понятно
Пишу тексты для соцсетей Пишу посты для соцсетей
Пишу тексты для рассылок и блогов Пишу статьи и рассылки
У большинства фрилансеров плохие тексты о себе Большинство фрилансеров пишут текст о себе как попало
Специализируюсь на текстах для лендингов Специализируюсь на лендингах

Это как слово «здания». «В нашем районе много зданий» — предложение с почти нулевой информативностью, но ошибки в нём нет. «В нашем районе есть школа, два ресторана, полицейский участок и психбольница» — теперь круче, информации больше.

И я выпускнице так сказал: если это спор филологов во имя науки, то «текст», пожалуй, бывает и во множественном числе. Если это спор копирайтеров, то им стоит поменьше думать о теории, и побольше о том, как на практике повышать информативность того, что они пишут.

А вообще, я бы в такие споры не ввязывался. Я для себя решил, что буду изо всех сил стараться писать информативно. Решил, что для меня здравый смысл важнее всего, а как другие копирайтеры думают — не моё дело. Я бы так сказал:

Копирайтинг — это мышление и информация, а не буковки. Хватит бодаться. Пишите свои тексты и текста как хотите, лишь бы думать не забывали

Отрывки из рассылки «Человек, пиши!»

Публикую несколько цитат на случай, если вы сомневаетесь, подписываться или нет.

О прокрастинации

Прокрастинация — это не отсутствие важных качеств. Проблема не в том, что нам не хватает силы воли, собранности, способностей или энергии — у нас этого полно. Проблема в том, что мы не пользуемся тем, что имеем.

Если по дороге на работу вы застряли в пробке, это не значит, что вы плохой водитель. И с машиной всё в порядке. Вы не едите, потому что вам что-то мешает. Чтобы решить проблему, вы обходите препятствие: едете по другому маршруту или пересаживаетесь в метро.

Так вот, прокрастинация — это неподвижное состояние машины, последствие пробки. Пробка на дороге — это причина прокрастинации.

Если вы не пишете, это не значит, что вы лентяй, бездарность, безответственный или неэнергичный человек. Просто что-то мешает вам и вы стоите на месте. Вот это стояние на месте — и есть прокрастинация, бороться с ней нет смысла, надо выяснять что мешает двигаться и бороться с помехами.

О перфекционизме

Перфекционисты ставят перед собой нереалистичные цели. Мы думаем, что это высокая планка, а это тупо недостижимый стандарт.

  • «Завтра параллельно с основной работой я буду писать в течение трёх часов и закончу статью»,
  • «Я должна писать каждый день по несколько часов, но в то же время полноценно уделять время детям, мужу и дому»,
  • «Я напишу заметку за выходные, хоть ко мне и приезжают родственники из деревни»,
  • «Сегодня я изучу новую для себя тему за полтора часа, а ещё за два напишу о ней статью»,
  • «Первый вариант текста получится почти идеальным, останется только поправить по мелочи».

В итоге основная работа занимает почти всё время. Дети, муж и уборка в доме не дают сконцентрироваться, родственники из деревни требуют внимания, а новая тема оказывается сложной и непонятной. Пытаясь написать «идеальный» первый вариант текста, мы взвешиваем каждое слово, ищем подходящие сравнения, часто удаляем абзацы и начинаем заново — попытки сделать круто с первого захода выматывают.

Само собой, поставив перед собой нереалистичную цель, мы проваливаемся.

О страхах

Мы пытаемся дотянуться до космической планки, а когда не получается, включаем деспота. Самобичевание запускает страхи: мы боимся, что напишем недостаточно хорошо, недостаточно быстро, недостаточно коротко или длинно, не так содержательно, как Петя, не так смешно, как Маша, и не так легко, как хотелось бы. Мы боимся, что недостаточно талантливы или вовсе безнадёжны. Боимся негативных комментариев, маленького количества лайков, слабого одобрения и чёрт знает чего ещё.

Короче, перфекционизм и страх — это два кореша. Они по отдельности не ходят: если вы одного пригласите на чай, второй тут же пойдёт выбирать тортик.

Об идеальном тексте

Позвольте себе написать фигню. Вот прям устройтесь поудобней и напишите какую-нибудь чушь. Если чувствуете, что стопоритесь и не можете написать хорошо, напишите плохо.

Есть такая история. Я её не помню точно, но смысл такой: знаменитый скульптор создал скульптуру, скажем, Соломона. Приходит к нему поклонник и спрашивает: «Поделитесь секретом. Как вам удалась такая совершенная скульптура?» А художник отвечает: у меня, говорит, был большой кусок мрамора, и я просто взял и отсёк от него всё, что не было Соломоном.

Плохой текст, поток мыслей, чушь, которую вы позволили себе написать — это ваш кусок мрамора. Имея этот кусок, вы начнёте отсекать от него всё, что не относится к финальному тексту.

Перфекционист пытается написать хороший текст. Продуктивный копирайтер ставит перед собой реалистичную цель — написать плохой черновик.

О желании подумать

Я знаю, что над текстом хочется подумать: соорудить в голове структуру, прикинуть, с чего начать и как закончить, выбрать заголовок, сочинить похабную шутку, злой, хлёсткий вывод и придумать свежее, как запах укропа, сравнение. Но писать и размышлять — это два отдельных процесса. Чтобы писать, надо писать, а думать и украшать будете на этапе редактуры.

Об эмоциях и проблемах

Проблема сильных эмоций в том, что мы их не контролируем. Переживания приходят сами, когда им вздумается, и незаметно заполняют собой всю комнату. Вроде как, сидишь за компьютером, работаешь, а потом осознаёшь, что последние несколько минут думаешь не о статье, а о неприятном разговоре с коллегой. Приехали.

Чтобы лучше концентрироваться, мы должны научиться засекать посторонние мысли в тот момент, когда они появляются. Не когда мы уже вовсю думаем эти мысли, а когда они только показывают нос. Щёлк их по носу — и работаем дальше.

Подписаться →

Волшебная табуретка

Года три я продюсировал и главредил образовательный проект про интернет-маркетинг, и мы регулярно организовывали бесплатные вебинары. А ещё меня постоянно приглашают на онлайн-лекции тренеров по копирайтингу, и я иногда их слушаю.

Вот что я заметил. Когда вебинар кончается, и аудитория начинает задавать вопросы, большинство спрашивает примерно такое:

  • Какими формулами вы пользуетесь для продающего текста?
  • Есть ли какой-то чек-лист, чтобы создать контент-план?
  • Поделитесь списком сервисов, которые помогают писать.
  • А по какому чек-листу можно написать информационный пост в соцсети?
  • Можете ли вы дать универсальный шаблон, по которому я могу написать приглашение на мероприятие?

То есть, люди хотят уметь писать, а учиться не хотят. Они просят волшебную таблетку, которая спасёт в любой ситуации: напишу что угодно по шаблону, сверюсь с чек-листом — и нормально, продажи попрут или регистрации, читатели начнут кликать на ссылки, репостить, лайкать и отправлять смски. Нужна работающая универсальная заготовка. Волшебная таблетка, говорю же.

А инфобизнесмены хотят продавать курсы, поэтому они эту страсть к таблеткам используют, чтобы повысить ценность тренингов. Заходишь на лендинг гуру копирайтинга, а там дополнительно к программе:

  • Три чек-листа для вовлекающего контента!
  • Десять шаблонов продающих постов!
  • Пять формул убеждающего текста!

И это понятно: если люди хотят волшебства, значит, берём что-то похожее на волшебство, вешаем на него ценник и продаём.

А я стою такой красивый в белом пальто и думаю: очевидно, если я сейчас в свой курс напихаю дюжину шаблонов и 38 формул, а потом скажу, что писать — это легко, и с клиентом работать легко, то ко мне больше людей придут учиться. Я-то наобещать могу чего угодно, да и шаблоны придумать не проблема, а люди потом разочаруются. Даже не во мне, а в профессии или читателе, который вдруг окажется живым человеком, который друзей выбирает не по шаблонам, и влюбился он не по шаблону, и даже телевизор он выбрал, не потому что консультант продающий текст наговорил, а потому что отговорил покупать самую дорогую модель.

Так что я признаюсь: писать тяжело, продающего текста не бывает, формулы не работают. Если нравится как я пишу, приходите ко мне на курс — и я расскажу о приёмах, которыми пользуюсь. Но таблетки у меня нет.

Вот вам волшебная табуретка: садитесь на неё, начинаете пахать — и понемногу становитесь лучше

2019  

Об истории с психологом Лабковским и копирайтерской этике

Копирайтер Полина Санаева несколько лет работала на психолога Михаила Лабковского: готовила статьи, писала посты, колонки для журналов и материал для книги. Разумеется, текст публиковали от имени заказчика.

На днях Полина написала для «Сноба» статью «Психолог на лоха». Материал набрал 206 тысяч просмотров и 24 тысячи репостов в Фейсбуке. Прочитайте, чтобы понимать о чём речь, а приведу одну цитату:

«Михаил дает публичные консультации, выступает в СМИ, повышает стоимость своих услуг, торгует розовенькими свитшотами с цветочками и своими портретами. Человек наплевал на профессиональную репутацию и выбрал деньги. Это его право. Но непонятно почему тысячи людей позволяют обращаться с собой, как с лохами, даже не интересуясь образованием, квалификацией и профессиональными результатами того, кто дает им душеспасительные советы».

Я не знаю, кто такой Лабковский, но меня в этой истории насторожили комментарии в первые дни хайпа. Они сводятся к двум тезисам:

  1. Лабковский проходимец, Санаева молодец.
  2. Мы-то думали, Лабковский сам пишет, а оказалось, что за него копирайтер работает — это неправильно.

Конечно же, я не согласен. И вот почему.

Исповедь Санаевой — это копирайтерское дно

Я считаю, что нормальный коммерческий писатель не поливает бывших клиентов грязью. Он отзывается о них хорошо или молчит. Как адвокат в суде: или ты на стороне клиента, или ты не адвокат. Третьего не дано.

В этом смысле Полина опустилась на профессиональное дно.

Лабковский может быть отличным психологом или шарлатаном, но он точно не приковывал Санаеву к батарее и не заставлял писать, угрожая расстрелом. Санаева работала добровольно и за деньги. Если чувствовала, что её кормит шарлатан, могла отказаться от проекта в любой момент.

Статья в тему — «Стоять на стороне клиента»

Некоторые говорят, что Полину совесть замучила. Дескать, тяжело это — работать на человека, чьи ценности ты не разделяешь. Но это как стать хирургом, а потом жаловаться, что видишь слишком много крови.

О чём же ты раньше думал, хирург?

Занятые люди редко пишут сами

Для этого и существуют коммерческие писатели: владелец бизнеса или известный человек разговаривает с копирайтером, а потом копирайтер переносит всё, что услышал, на бумагу, структурирует, причёсывает стилистику. Получается текст.

Одно время я работал пиарщиком в «Атакент-экспо» — это крупнейшая в Казахстане выставочная компания. К большим мероприятиям вроде выставки машиностроения, промышленности или образования печатали каталог. Как правило, на первой странице каталога гостей выставки приветствовал важный человек: президент госкорпорации или министр. Приветствия этих людей писал я, потом согласовывал с директором компании — и текст печатали с подписью чиновника. Очевидно, у министра образования нет времени, чтобы писать такие мелочи самостоятельно. И это нормально.

В блоге Международной школы фриланса, в которой я работал до конца прошлого года, тоже часто выходили материалы от имени руководителя, но писал их я. Однажды нашу учебную программу спёрла предпринимательница из Штатов. Тогда я написал две статьи, которые разоблачали плагиатора, но чтобы материалы получили больший охват, нам было важно опубликовать их от имени руководителя проекта. И это тоже нормально.

А ещё я недавно прочитал книгу бывшего футбольного тренера Алекса Фергюсона «Уроки лидерства». Не сомневаюсь, что сэр несколько раз встретился с писателем, имя которого мы не узнаем, и просто наговорил кучу мыслей, а мысли потом превратилась в книгу. Фергюсон не сидел перед печатной машинкой — у него полно других дел — но текст от этого не стал менее ценным.

Если кому-то статья Санаевой открыла глаза на процесс создания такого текста, Лабковский не виноват.

С бизнесменов умные мысли, с копирайтеров — хороший текст

Сокращения осознанного копирайтера

Сегодня я расскажу о сокращениях в тексте. Признаюсь сразу: сокращения — это только повод поговорить о важном — об осознанности. Усаживайтесь в позу лотоса.

Копирайтерская осознанность

Слово «осознанность» в моде. Объявления в Фейсбуке каждый день зовут меня на тренинги и мастер-классы, после которых я, по задумке авторов, пойму, чего хочу, куда иду и чего мне в жизни не хватает. Я на такие занятия не записываюсь. Не знаю, насколько они помогают, но кажется, что осознанность часто преподносят как что-то космически сложное и метафизическое — такая энергия жизни и вселенной в отдельно взятом черепе.

Я для себя всё упростил. Осознанность в моём скромном понимании — это навык или мышца в мозгу. Мышца напрягается на секунду, что бы я не делал, и заставляет задать два вопроса:

  • Почему я это делаю?
  • Зачем я это делаю?

Способность задать себе эти два вопроса в любой ситуации — это и есть моя личная осознанность. Если я не могу на них ответить, я тут же останавливаюсь. Это знак, что я что-то делаю не так или вовсе делаю не то, что надо.

Писательская осознанность — это те же вопросы, которые выскакивают в голове копирайтера, сммщика или маркетолога после каждого слова, которое он отбарабанил по клавиатуре:

  • Зачем тебе это слово?
  • Зачем тебе это предложение?
  • Зачем тут новый абзац?
  • Почему ты используешь грубое «облажаться», если есть нежное «ошибиться»?
  • Почему ты так долго объясняешь простое понятие?
  • Почему ты перечисляешь через запятую, а не строишь список?

Фрилансер, накачавший мышцу осознанности, добросовестно отвечает на все эти вопросы. Если ответы не убеждают или звучат как оправдания — «ну, не знаю», «так все делают», «училка по русскому так писала», «я так привык» — осознанный исполнитель не пишет то, что собирался, или удаляет слово или кусок текста.

Представьте только, что без такой осознанности искусство превратилось бы в невнятную кашу. Взять кино. Допустим, в первом кадре фильма мы видим светофор, который горит зелёным. Потом зажигается красный — мы тут же слышим визг тормозов и звук удара. Режиссёр осознанно не хочет показывать нам момент аварии. Мы не видим покорёженную машину и кровь, потому что режиссёр так решил, а не потому что «ну, не знаю» и «я так привык».

Каждый кадр в фильме что-то значит и двигает историю вперёд. Без этого кинематограф, да и любое искусство, превратилось бы в творческую мастурбацию, которая удовлетворяет автора, но не зрителей.

В копирайтинге то же самое: каждое слово, каждое предложение, каждое тире, каждый повтор слова «каждое» что-то значит, усиливает мысль, нагнетает напряжение или расслабляет. Длинное предложение сменяется коротким не просто так, а чтобы сделать акцент. Или вывод.

Во всём. Должен. Быть. Смысл.

При чём тут сокращения

Любому, кто пишет за деньги, приходится практиковать осознанность на двух уровнях: на уровне содержания и на уровне формы. Со вторым намного проще, поэтому предлагаю начать с того, как выглядит текст.

Я заметил, что сокращения — это финт, который мы часто используем, не задумываясь.

  • Написали «А. С. Пушкин» — и даже не заметили, что красивое имя Александр превратилось в букву с точкой. А почему нам важно указать отчество, вернее, то, что от него осталось после сокращения? Почему себя я назову Антоном, а Пушкина — «А. С.»? Почему нельзя написать Александр Пушкин?
  • Написали «в г. Москва» — и даже не подумали, что все знают, что Москва — это город. Почему нам важно сказать, что это город? Если это важно для ритма предложения, то почему не написать полностью «в городе Москва»?
  • Написали «х/б ткань» — и даже не подумали, что читательский взгляд споткнётся о слэш или бэкслэш. Почему нам кажется, что «х/б» — это лучше чем «хлопковая»? Это красивей? Понятней? Удобней для читателя?

Вот ещё пара вопросов от мышцы осознанности:

  • Почему вы экономите чернила в слове «пжл»? Почему вам кажется, что «пжл» — это так же вежливо как «пожалуйста»?
  • Сколько букв вы сэкономили в слове «тыс.»? Почему вам кажется важным сэкономить две последние буквы в слове? Почему вам кажется, что слову «тысяч» не место в предложении, а «тыс.» вписывается идеально? Вам правда так кажется? Это осознанное решение?
  • Сколько времени вы сэкономили, отрубив половину слова и написав «руб.»? За сколько времени вы наберёте оставшиеся три буквы «л», «е» и «й». Эти полторы секунды правда так важны?

Начните тренировать копирайтерскую осознанность с сокращений. Каждый раз спрашивайте себя: зачем я это делаю? Почему я сокращаю это слово? Есть ли смысл экономить чернила? Есть ли смысл экономить секунду?

Правило такое: в сокращениях нет ничего плохого, если они осознанные. Ещё лучше, когда сокращения — то есть форма — подчёркивает содержание. Вот так:

Кртк сстр тлнт

Ранее Ctrl + ↓